kanna_koozuki
For man's only weapon is courage that flinches not from the gates of Hell itself, and against such not even the legions of Hell can stand. (c)
05.11.2013 в 21:11
Пишет Youka Tomo:

Makaze Suzuho ~Jumping!
У хорошего человека ~Asumi_Rio~ недавно был день рождения! К празднику я, увы, не успела закончить статью в подарок, но сейчас с радостью несу ее имениннице и вам :)

Маказэ Судзухо: Jumping! (Graph #1, 2013)
Сканы: Размах Крыла
Перевод с японского: Youka Tomo ака Намара

- Как начался ваш творческий путь?
- С раннего детства я занималась балетом, а потом, когда узнала о Такарадзуке, стала брать уроки японских танцев и вокала. Я взялась за них довольно поздно, уже перед самыми вступительными эзкаменами.

- С чего началось ваше амплуа отокояку?
- Когда я поступила в Школу, мне сказали, что из-за высокого роста меня, возможно, определят в отокояку. Я видела отокояку на сцене, и мне хотелось стать такой же великолепной актрисой, поэтому я работала над собой не покладая рук. Конечно, конкуренция в Школе очень сильная – большинство как раз хотят играть мужские роли, но не всем удается получить распределение. На втором году обучения я встретилась с Ватанабэ-сенсей (Шион Ю), которая вела у нас занятия, и тогда поняла по-настоящему, что такое – быть отокояку.

- Свою первую роль в младшем составе вы получили через три года после дебюта. Это была роль Джоя в «My Dear New Orleans», которую в основном составе играла Аран Кей. Что вы расскажете о ней?
- Во время репетиций своей последней постановки Токо-сан (Аран) многому меня научила, но я не все смогла понять и не на все обращала внимание. Будь это сейчас, я была бы более внимательна к ее советам.

- Когда вы почувствовали, что раскрылись как актриса?
- Во время репетиций младшего состава «Одиннадцати друзей Оушена». Это было через шесть лет после моего дебюта, и я играла главную роль (в основном составе – Юдзуки Реон). После разговора с Юдзуки-сан я словно прозрела, я поняла, что на сцене смогу держаться естественно, быть собой. Однако и сейчас, когда за моей спиной уже много ролей, я иногда боюсь сделать что-то не так, работаю «из-под палки», чувствую внутреннее напряжение. Труднее всего мне пришлось в спектакле «Danza Serenata», где я играла роль Исаака.

- Трудно ли вам было в младшем составе «Etoile de Takarazuka» играть те сцены, в которых в старшем составе блистала Юдзуки-сан?
- Очень трудно, я чуть с ума не сошла! (смеется) На репетициях я постоянно сравнивала себя с Юдзуки-сан и чувствовала, что все делаю не так... было очень тяжело (смеется). Я пыталась копировать танцевальные движения Юдзуки-сан и понимала, как мне до нее далеко.

- Говорят, что млашие актрисы часто учатся у старших. Получается, для вас таким учителем стала Юдзуки Реон-сан?
- Да. Она для меня – богиня, путеводная звезда, направляющая меня к вершинам мастерства. Особенно, когда мне доставались роли Юдзуки-сан, я старалась с ней советоваться, учиться у нее. Каждый день я прихожу на репетицию или на спектакль с одной мыслью: «Чему еще она меня научит?»

- Если на сцене случаются какие-нибудь неожиданности, как вы к ним относитесь? Стойко переносите или сильно переживаете?
- Как получится (смеется). Во время прогона младшего состава «Офицера и джентльмена», например, заклинило ящик под кроватью. Мне пришлось выдергивать его силой, и я чуть не разломала саму постель. Такие вот иногда бывают вещи (смеется).

- У вас была главная роль в боухолле «Ланселот». Наверное, это дополнительный опыт?
- Конечно. Подчас мне казалось, что это – самая сложная роль и я с ней не справлюсь. Мне тогда очень здорово помогли и зрители, и подруги по труппе, и персонал, работавший над мюзиклом – мы все трудились как одна команда. Только в этом спектакле я по-настоящему поняла, как нужно держаться на сцене, до конца прочувствовала свою роль. В отличие от спектаклей младшего состава, которые проходят всего дважды, в боухолле мне приходилось выходить на сцену каждый день, и с каждым разом я все лучше оттачивала свое мастерство. Ни одного мгновения я не потратила даром – «Ланселот» очень многому меня научил.

- Что вы чувствуете, когда выходите на поклон по лестнице?
- О, это самый мой любимый момент в афтершоу. Я думаю: «Вот она, Такарадзука!» (смеется) В такие минуты я стараюсь продемонстрировать все свое очарование. Когда я была молодой актрисой, то мне всегда хотелось выйти в первый ряд, к старшим, и танцевать на авансцене. Поэтому сейчас я вкладываю в танец отокояку всю душу, чтобы привлечь внимание зрителей.

- Как вы думаете, что в вас изменил образ отокояку?
- В первую очередь, наверно, характер (смеется).

- А вы пользовались закрепляющими средствами для макияжа?
- Нет, что вы! Каждый день я рисовала все с нуля, повторяя за Юдзуки-сан. Помаленьку, потихоньку (смеется).

- Когда вы узнаете, что вам дают роль в новом мюзикле, это заставляет вас внутренне собраться?
- Для меня важен каждый спектакль. Кроме того, я привыкла, что расслабляться некогда, прогон мюзикла идет месяц, поэтому, как только объявляют о премьере, я обычно уже к этому готова и отдаю все силы новой работе.

- Есть ли умение, которым вы можете гордиться?
- Думаю, что нет. Правда нет. Ну, разве что умение концентрироваться.

- Расскажите о своем первом фанатском письме.
- Первое письмо я получила еще в Школе. Потом, когда я перешла на 2 курс и стала участвовать в разных официальных церемониях вроде «сумирэ-ури» (продажи фиалок, символов города и театра Такарадзука), писем стало больше. Тогда я подумала: «Ну вот, теперь я настоящая такаразьен, у меня даже фанаты есть!» Наверное, не о таком надо было думать, получая письмо, да? (смеется) Ну что поделать, так вот получается.

- Говорят, что, когда во время спектакля спускаешься в зал, испытываешь незабываемые ощущения. С вами такое случалось?
- Во время концерта REON!! я спускалась в зал немного позади Курэнай-сан. Мы обе были просто в восторге! (смеется) Это всегда производит сильное впечатление, но тот раз был незабываем. Настоящий заряд энергии, какого не получишь на спектакле в театре, только на концерте.

- Какой из дисков с вашими мюзиклами вам дороже всего?
- Конечно, «Ромео и Джульетта». Я его очень люблю и регулярно пересматриваю, подмечаю свои танцевальные огрехи и стараюсь их исправлять. Этот диск для меня – настоящий учебник. Смерть, Ла Морт, не только оттеняет главных героев, но и по-своему руководит происходящим. Следуя этому образу, я сама во многом изменилась.

- Если бы у вас был шанс пообщаться с ныне покойным основателем Такарадзуки, о чем бы вы говорили?
- М-м-м... о Такарадзуке, о том, как он себе ее представлял, обо всем на свете.

URL записи

@темы: Статьи